История

Он придуман (именно этот класс буеров) в 1936 году, в Америке. Проходил конкурс, организованный газетой Detroit News, направленный на поиск самого оптимального (лёгкого и недорого в постройке) типа данных «судов» для проведения массовых соревнований. Так родился класс буеров DN. Этот класс оказался настолько удачным, что, во-первых, без особых изменений дошел до наших дней, а во-вторых, является самым популярным из существующих сегодня буерных судов.

Поправка… изменений в конструкции буера действительно нет, однако разрешено применение таких материалов как углепластик и стеклопластика в конструкции мачт, планок (балка к которой крепятся два конька) и коньков (их три).

Характеристики буера DN приведу ниже, взял их с сайта ассоциации….

Основные параметры:
Площадь парусности: 6.5 m2
Длинна корпуса: 3.75 m
Ширина корпуса: 0.54 m
Высота мачты: 4.87 m
Ширина буера (планки): 2.42 m
Материал корпуса:  дерево (клеёное дерево)
Вес буера в сборе: 55-65 kg
Максимальная скорость: 145 км/ч (78 узлов) при ветре >12 м/с !!!!!
Средняя скорость 80 км/ч (43 узла) при ветре 6 м/с !!!

Когда ездил на Сенежские соревнования по классу DN, меня поразило наличие «материальной», а не «условной» стартовой линии. В лёд ввинчиваются саморезы, к которым крепится кевларовая верёвка. К этой верёвочке выстраиваются агрегаты участников. Флот делится пополам, и каждая половина становится под сорок пять градусов к ветру. Место у старта определяется жеребьёвкой. Это очень необычно. Буеристы не ведут предстартовую борьбу за место, а вверяют свою судьбу Случаю (очень философский подход). Хотя, всегда находятся спортсмены, которые утверждают, что «это не крестик, а икс» (произнося сакраментальную фразу, бумажка с надписью съедается).

Насколько я заметил, за фальстартом следят сами участники, а не судьи – это тоже свидетельствует о «продвинутости» спортсменов, их высоких моральных и нравственных качествах, уважению к принципу честной спортивной борьбы.

Здесь всё решается коллегиально, перенос верхнего знака может инициировать любой участник, зачастую он же и едет на своём буере его переставлять.

Касательно алкоголя на соревнованиях. Учитывая огромные скорости, накладывающие требования к вниманию гонщиков, о больших дозах алкоголя говорить не приходится. К тому же согревающие качества водки и коньяка  ограничиваются пятнадцатью минутами. Это просто не рационально.

Вообще, если серьёзно, то в Германии, Польше и Швеции пилоты проверяются на допинг пробах, так как эти страны подписали Копенгагенскую декларацию, регламентирующую употребление стимуляторов для гонщиков.

Насколько это «семейный» вид спорта зависит от региона, в котором проводятся соревнования. Лично я присутствовал во время двух буерных заездов (Сенежское озеро, Клязминское водохранилище) и в обоих случаях находились люди, приезжающие на лёд с семьями. Питерцы особенно повёрнуты на буерной теме, часто на льду можно видеть, как жена, замерзающая на пронзительном ветру, наблюдает за далёкими манёврами флота. Теоретически, буеристу не нужна посторонняя помощь; он способен в одиночку и управлять буером, и собирать его, и транспортировать до места старта на льду. Но ведь помощь никогда не бывает лишней? К тому же, учитывая невероятную красоту происходящего, просто грех не воспользоваться возможностью показать своё умение и мастерство любимому человеку.

Пытаясь понять для себя, в чем же главная причина очарования буерного спорта, я наткнулся на весьма интересный факт. Буерный спорт не является олимпийским, а следовательно профессиональным. Почему эта особенность обернулась преимуществом, я сейчас попытаюсь объяснить. Если исходить из соображений здравого смысла, то может показаться, что вхождение буерного спорта в состав других олимпийских дисциплин приведёт к его популяризации, появится государственная поддержка, откроются школы олимпийского резерва, наконец, мы будем узнавать о результатах соревнований не только из сайтов, созданных усилиями энтузиастов, но и с федеральных телеканалов.  Но практика яхтенного спорта у нас в стране, да и вообще в мире, показывает, что «олимпийскость» далеко не во всём идёт во благо.

У класса яхт появляется номенклатура, бюрократический аппарат, который живёт по своим законам и действует согласно своим интересам.

Теряется открытость для энтузиастов – «дрожжей» и «движителей» любого серьёзного дела. Эти люди в свободное от своей работы время занимаются буерами. И далеко не всегда эта работа даже близко сопряжена с парусниками, яхтами, вообще водной стихией, при этом энтузиасты работают всегда на результат, а не для проформы.

Во время соревнований я смог пообщаться абсолютно со всеми участниками, судьями, и коммодором буерной федерации России. Мне не хотелось бы, чтобы их заменили другие люди, назначенные сверху. Исчезнет трепетность в отношениях между человеком и его ледовой яхтой, экспериментирование с матчастью, да и вообще романтика всего перформанса.

 

Источник: VALV.RU